Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

40 лет

"Обедаем по-московски"

История лучшего города Земли началась с истории обеда – московского обеда. «И послал Юрий к Святославу, и так сказал: "Приди ко мне, брат, в Москов"... И так любезно расцеловались с Юрием в день пятницу, на похвалу Святой Богородице, и возвеселились. Наутро повелел Юрий устроить обед силен...»

Ипатьевская летопись, первое упоминание о Москве.

афиша1

Други мои! Приглашаю всех на кулинарно-исторический коллоквиум «Обедаем по-московски».
Мы вспомним некоторые реальные и выдуманные московские застолья конца позапрошлого столетия, вошедшие в историю и литературу.
Мысленно пройдёмся по самым знаменитым трактирам и ресторанам первопрестольной.
Заглянем на их кухни и в погреба.
Познакомимся с именами, прославившими московскую гастрономию.
Разберём по косточкам всё, что ели и пили герои романа «Анна Каренина».
Разложим всё по полочкам, отделяя правду от вымысла.
И попытаемся расставить все точки над i в меню московских заведений времён царствования Александра II.
Я расскажу как готовить самые что ни на есть московские кушанья: борщок с ватрушками, жареные телячьи мозги по-китайгородски, московский рассольник и другие.
Вы узнаете, что такое Lange de Veau de Moscou и желе Moscovite.
Вы сможете сами отведать московскую кулебяку и московскую-же солянку из самых лучших продуктов.
Вам будет предложено выпить и по-московски закусить, напиться русского чаю из самовара вприкуску с настоящим московским калачом из настоящей русской печи.
Мероприятие состоится 25 ноября в 19-30 в ресторане «ЛавкаЛавка» на Петровке.

Участие в коллоквиуме – 3000 рублей.
Присылайте свои заявки на участие прямо мне.

Жду вас!
Владислав Пискунов

40 лет

Курица с тархуном (poulard à l’estragon)

— Нет, без шуток, что ты выберешь, то и хорошо. Я побегал на коньках, и есть хочется. И не думай, — прибавил он, заметив на лице Облонского недовольное выражение, — чтоб я не оценил твоего выбора. Я с удовольствием поем хорошо.
— Еще бы! Что ни говори, это одно из удовольствий жизни, — сказал Степан Аркадьич. — Ну, так дай ты нам, братец ты мой, устриц два, или мало — три десятка, суп с кореньями....
— Прентаньер, — подхватил Татарин. Но Степан Аркадьич, видно, не хотел ему доставлять удовольствие называть по-французски кушанья.
— С кореньями, знаешь? Потом тюрбо под густым соусом, потом.... ростбифу; да смотри, чтобы хорош был. Да каплунов, что ли, ну и консервов.
Татарин, вспомнив манеру Степана Аркадьича не называть кушанья по французской карте, не повторял за ним, но доставил себе удовольствие повторить весь заказ по карте: «суп прентаньер, тюрбо сос Бомарше, пулард а лестрагон, маседуан де фрюи...

Толстой, "Анна Каренина"


poulard

(Читать рецепт...)

40 лет

(no subject)

Влад Пискунов представит свою новую книгу «Forester. Большая книга. Гриль»
19 февраля в 19:00 в магазине «Новый книжный» свою новую книгу «Forester. Большая книга. Гриль» представит знаменитый блогер, прославившийся благодаря двум своим хобби: кулинарии и фотографии, а также автор кулинарного бестселлера «Все о том, как вкусно есть» - Влад Пискунов.
Готовить Влад Пискунов любит и может на всем и в чем угодно, но однажды в его загородном доме на несколько месяцев отключили газ. И жизнерадостный кулинар обратил свой взор на гриль. И оказалось, что на этом приборе можно готовить не только традиционные барбекю и шашлык, а все, что угодно, включая супы, каши, овощи и даже десерты!

Так всего за четыре месяца богатейшая коллекция кулинарного блогера пополнилась авторскими рецептами вкуснейших блюд и их фотографиями, которые и вошли в новую книгу «Forester. Большая книга. Гриль».

Теперь для того, чтобы устроить самый вкусный пикник у гриля, нужно просто открыть новую книгу Влада Пискунова, выбрать рецепт и начать творить волшебство!

Новая книга создана при поддержке компании FORESTER, лидера российского рынка оборудования и инструментов для гриля.

Ждем вас:
19 февраля в 19.00 – в магазине «Новый книжный» на Сухаревской, по адресу: ст. м. Сухаревская, Малая Сухаревская пл., 12, ТЦ «Садовая галерея».

Не пропустите!

Только в этот день и только в этом магазине книга будет продаваться по специальной цене – 899 рублей!
Кроме того, будет проведена викторина, победители которой получат в подарок призы от компании FORESTER!

40 лет

Михаил и Пелагея: Кулинарный роман

Павел и Ольга Сюткины последнее время знакомят нас с интереснейшими историческими сюжетами. Вот и сегодня: рассказ о судьбе Михаила и Пелагеи Игнатьевых. Это будет интересно не только читателям, интересующимся гастрономией, но и все, кому небезразлична история нашей страны.
Рекомендую к обязательному прочтению.
А моих друзей Павла и Ольгу хочу поблагодарить за их работу. Благодаря их стараниям мы узнаём о людях, незаслуженно забытых потомками. Большое спасибо!


40 лет

Мировая кухня!

А вы пробовали когда-нибудь бобровый хвост с карамелизированным луком? Извините... Хорошо, без карамелизированного лука? Все равно не пробовали? А куриную грудку сваренную в теплом (не кипящем!) молоке? А соус ромеско? А домашнюю пастилу и мармелад на пектине, добытом из яблочной шкурки?
Не пробовали. А меня этими деликатесами потчевала Елена Чекалова. Это незабываемо! Елена не просто замечательный кулинар, она владеет главной тайной хорошей кухни. Главная тайна — это доброта, гостеприимство, щедрость и любовь к тому делу, которым ты занимаешься. А знания рецептов и кулинарных приемов — это необходимые, но совсем не главные компоненты успеха на кухне. Елена Чекалова — человек, излучающий мегаватты энергии. После каждого общения с ней мне всегда хочется встать к плите, приготовить что-то необычное, накрыть большой стол и поделиться этим зарядом энергии со своими близкими.
На днях в продаже появилась замечательная (я читал верстку и знаю о чем говорю) книга, написанная Еленой Чекаловой и ее подругой Гелей Делеринс. Книга настолько увлекательная и затягивает читателя, что вам понадобятся очень веские основания, чтобы переключиться на что-то другое. Уж поверьте! Настоятельно рекомендую!

А теперь несколько слов от самой Елены Чекаловой.

Дорогие друзья! Вышла моя книжка «Мировая кухня», которую я написала вместе с моей самой близкой подружкой, почти сестрой Гелей Делеринс. Если честно, я страшно волнуюсь. Прежде всего, потому, что формат может показаться вам странноватым, непривычным и не очень понятным. Это не рецептарий и это не подробный рассказ о какой-то одной гастрономической культуре, в которую авторы погружены так же глубоко, как, к примеру, Сталик – в кухню Узбекистана или Азербайджана. И нет, это не инвентаризация хитов мировой кухни, как это может быть понято из названия. Что же это тогда?

Как это вам ни покажется странным, я писала книгу о русской кухне, вернее, о новой русской гастрономии. А началось все с наших с моим мужем, Леонидом Парфеновым, путешествий по миру. Заметки о них вы найдете в книге: почти каждое блюдо сопровождается рассказом «Из личного архива» - там о том, где и в исполнении какого шефа мы эту или похожую еду пробовали и как гастрономические впечатления помогли понять ту или иную страну. Первое, свадебное, путешествие было в Грузию, потом была Болгария и Германия. На пятом году нашей совместной жизни нас ошеломила Франция, а уже через год, собрав все имеющиеся дома совсем небольшие деньги, мы впервые отправились за океан – в Аргентину. Вот для нас это всегда было самой бесценной ценностью – видеть мир, пробовать его на вкус, чтобы чувствовать все соусы нашей фантастически прекрасной жизни. Ведь музеи, красоты экзотической природы, шедевры архитектуры — это только часть мира. Может, еще больше нас поражали рынки, продукты, застолья, какой-нибудь прованский кабачок с неземного вкуса фаршированными цветами. Именно в этих путешествиях я стала учиться понимать мир по "коду еды". Учиться у разных людей в разных странах мира — у торговцев морепродуктами на венецианском рыбном рынке, у хозяина ягнячьей фермы в Аргентине, у королевского повара в Марокко, у хозяина устричного бара в Сиднее, или шеф-повара мишленовского ресторана в Авиньоне. Я много раз убеждалась: не нужно стесняться спрашивать. Люди, знающие толк в еде, обожают о ней говорить, да еще заводятся, доказывая, что у них поразившее меня блюдо готовят лучше, чем во всей вселенной. И это, как ни странно, всегда оказывалось правдой. Я так и записывала в моей кулинарной тетрадке: скажем, "фасоль, как в «Кандиде» в Сеговии". Или «луковый суп, как у Бокюза». Мои родители всегда считали нас с мужем сумасшедшими – особенно тогда, когда мы стали «таскать», как они это называли, в свои путешествия детей. Сейчас, наверное, легче перечислить те уголки мира, где мы не были за 25 лет совместной жизни.

Однажды случился такой год, когда мы дважды летали на Гавайи: нам казалось, что вот, наконец, мы нашли тот самый гастрономический рай, родину великой кухни фьюжн. Там мы познакомились с самым знаменитым гавайским шефом Аланом Вонгом. Меня совершенно поразили сказанные им слова: национальные кухни в их прежнем понимании исчезают, мы все уже сидим за одним большим столом и можем брать то, что нам по вкусу, и готовить свое. Алан Вонг рассказывал мне, как изучал отточенные веками французские технологии, а потом применял их к родным продуктам. Разговор с Вонгом состоялся два с половиной года назад – и вот именно тогда родилась идея написать эту книгу. Ведь людям нужна еда не только новая и вкусная, но и доступная, и понятная. В России не стоит готовить из каких-нибудь морских цикад – у нас есть свои корнеплоды, куры, крупы и речная рыба. И почему бы к нашим привычным продуктам не применить все богатство мировых технологий? Вот возьмите, к примеру гратинирование – даже странно, что этот способ приготовления корнеплодов родился во Франции, а не в России, настолько он подходит для наших родных продуктов! Позже я поняла: ведь это важнейший сегодня гастрономический тренд. Лучшим рестораном на свете теперь признают датский Noma, шеф-повар которого Рене Редзепи готовит исключительно из местных и к тому же сезонных продуктов, используя итальянские и французские технологии. А в Таллине мой муж попробовал восхитительную эстонскую версию коктейля «Беллини» со свежевыжатым крыжовником вместо обычного здесь у итальянцев персика. Кстати, во многих дореволюционных отечественных рецептариях всегда были блюда по мотивам рецептов парижанина Карема, и к концу позапрошлого века западно-европейская кухня, особенно французская, стала частью городской русской. Потом случилась советская власть, и многое в русском мире еды было утрачено. Мне очень хотелось восстановить справедливость.

Прекрасно понимая, что задача эта слишком амбициозная и трудная, я пригласила в соавторы Гелию Делеринс, фантастически образованного и свободно говорящего на трех европейских языках человека, Я живу в Москве, Геля – в Париже, но это не мешает нам работать вместе, как когда-то мы вместе учились на филологическом факультете МГУ. (для книги «Мировая кухня» Геля в том числе сняла наши любимые блюда). Кстати сказать, на наш взгляд, кулинария и филология не так уж далеки друг от друга. Хорошая кухня – вполне себе гуманитарная наука, и мы с Гелькой проштудировали не один старинный рецептарий. Даже в довольно простой кулинарной тетрадке Софьи Андреевны Толстой обнаружили ту самую энциклопедию усадебной жизни, которую ее великий муж воссоздал в романах .

И вот еще что. Как и всякое искусство, готовка превращается в рутину без импровизации, кругозора и способности выходить за рамки привычного. Нам с Гелей очень хотелось преодолеть скрупулезную привязанность к конкретным рецептам. Ведь если ты понимаешь суть той или иной технологии, рецепты у тебя рождаются собственные. Поэтому для каждого блюда дается базовая версия, в которой разбирается использованная технология, большинство рецептов снабжено заметками «Личный опыт», где мы рассказываем о нюансах приготовления блюд, а потом даем еще несколько вариантов, включая такие, где нет дозировок – только идея. Да, вот это для нас самое важное: чтобы в результате, в руках читателя оказался не ограниченный список рецептов (хотя их в нашей книге около трехсот), а целый арсенал возможностей, чтобы появилось желание импровизировать, а значит получать максимум удовольствия, испытывать чувства сродни тем, что переживают художники, музыканты и поэты.

Не нам судить, как все в конце концов получилось, но нам очень хотелось помочь всем желающим готовить вкусно, быстро, интересно и на любой бюджет. Так, чтобы гости, вставая из-за стола, обязательно сказали: ну и мировая у тебя кухня!

40 лет

Рождественская цесарка

Рождественская цесарка   

Ой, давно я, друзья, не делился с вами своими рецептами. Просто, памятуя прошлогодние (замечу, что справедливые) обструкции со стороны постящихся, в этом году решил повременить выкладывать новогодние рецепты до Рождества, дабы не искушать никого.

Сам я не пощусь, поэтому готовил на новый год очень даже скоромную праздничную пищу. 31-го решил отойти от многолетней традиции готовить гуся и запек в барбекюшнице на древесных углях французскую барберийскую утку. О чем ни разу не пожалел. Получилось "простосногсшибающе" (есть свидетели).
Гуся готовил второго числа, когда приехали гости. Я его закоптил в той же барбекюшнице на буковых щепках. А на "евоном" жиру приготовил плов из девзиры без мяса и подал его на гарнир к гусю. Ну, что я могу вам сказать? Умопомрачительновкусно! Забыл упомянуть, что перд гусем подал уху из трех видов рыб.

Ладно, хватит хвастаться. Перефразирую слова одного писателя: "Господи, сделай так, чтобы все евреи так кушали, как Владик Пискунов кушает!" Расскажу лучше, как я готовил вчера рождественскую цесарку.

Читать рецепт...

40 лет

Блинчики по-будапештски

Этому рецепту уже около ста лет.  Его придумал знаменитый венгерский ресторатор и автор замечательных книг Карой Гундель. Кстати, моя кулинарная библиотека началась именно с его «Малой венгерской поваренной книги».
До сих пор блинчики с начинкой из орехов и изюма под шоколадным соусом можно попробовать в одном из самых фешенебельных ресторанов Будапешта, носящем гордое имя основателя - «Гундель».

<br />

Читать рецепт...
40 лет

Для тех, кто страдает отсутствием аппетита

Давид Самойлов
ГОСТЬ У ЦЫГАНОВЫХ


- Встречай, хозяйка! - крикнул Цыганов.
Пoздравствoвались. Сели.
Стол тесовый,
Покрытый белой скатертью, готов
Был распластаться перед Цыгановой.
В мгновенье ока юный огурец
Из миски глянул, словно лягушонок.
И помидор, покинувший бочонок,
Немедля выпить требовал, подлец.
И яблоко моченое лоснилось
И тоже стать закускою просилось.
Тугим пером вострился лук зеленый.
А рядом царь закуски - груздь соленый
С тарелки беззаветно вопиял
И требовал, чтоб не было отсрочки.
Графин был старомодного литья
И был наполнен желтизной питья,
Настоянного на нежнейшей почке
Смородинной, а также на листочке
И на душистой травке. Он сиял.
При сем ждала прохладная капуста,
И в ней располагался безыскусно
Морковки сладкой розовый торец.
На круглом блюде весело лежали
Ржаного хлеба теплые пласты.
И полотенец свежие холсты
Узором взор и сердце ублажали.
- Хoзяйка, выпей! - крикнул Цыганoв.
Он туговат был на ухо.
Хмельного
Он налил три стакана. Цыганoва
В персты сосуд граненый приняла
И выпила. Тут посреди стола
 
Вознесся борщ. И был разлит по мискам.
Поверхность благородного борща
Переливалась тяжко, как парча,
Мешая красный отблеск с золотистым.
Картошка плавилась в сковороде.
Вновь желтым самоцветом три стакана
Наполнились. Шипучий квас из жбана
Излился с потным пенистым дымком.
Яичница, как восьмиглазый филин,
Серчала в сале. Стол был изобилен.
А тут - блины! С гречишным же блином
Шутить не стоит! Выпить под него -
Святое дело. Так и порешили.
И повторили вскоре. Не спешили,
Однако время шло. Чтоб подымить,
Окно открыли. Двое пацанов
Соседских с боем бились на кулачки.
По яблоку им кинул Цыганов,
Прицыкнув:- Нате вот и не варначьте! -
Тут наконец хозяйка рядом с мужем
Присела. Байки слушала она
Мужские - кто где ранен, где контужен.
Но снова два соседских пацана
Затеяли возню...
Уже смеркалось.
Тележным осям осень откликалась.
Но в каждом звуке зрела тишина.
Гость чокнулся с хозяйкой: - Будь здорова!
- Будь! - крикнул Цыганов.
А Цыганoва
Печально отвернулась от окна.