vlad_piskunov (vlad_piskunov) wrote,
vlad_piskunov
vlad_piskunov

Один день в Нью-Йорке (часть первая).

Памяти Дж. Д.Сэлинджера.





Январь, 2010 год.
23 часа 45 минут.


Сдал свое черное авто на техобслуживание. Под капотом, что-то стучит (стойка стабилизатора, наверное), колодки надо поменять, лампочка подсветки номера перегорела. Мелочь всякая, а машина пару дней в сервисе простоит.
Еду с «Дубровки» до «Теплого Стана». Долго ехать, вкругаля, две пересадки.
Вагон почти пустой. Пассажиров разглядываю. Давно вот так не ездил в московском метро, интересно.

В одном конце - два черно-черных негра, робко оглядываются на всех входящих в вагон.

В другом – трое юношей в модных полутуфлях-полукедах на тонкой подошве, в коротеньких курточках и шапочках J|A, больше похожих на тюбетейки. Вся одежда и обувь того же цвета, что и негры. Парни стоят, пританцовывая, не могут никак согреться - все-таки на улице минус двадцать пять. Рядом с ними сидят две красивые девушки. Головы замотаны дорогими шелковыми платками. Наверное, одна из девушек - сестра, кого-нибудь из этих парней, а другая – ее подружка или родственница, приехавшая в гости из Черкесска или Майкопа. Ездили в «Европейский», а может в «Атриум», проветриться, у одной – на коленях пакет из Massimo Dutti. Пакет тоже черный.

Слева от меня – мужчина лет под пятьдесят с женой. Она держит его за руку. Он пытается не заснуть и не выронить черной кожи барсетку. Мужчина – сильно под шафе. Возвращаются с банкета, наверное. На нем строгое пальто, на ней черная каракулевая шуба с капюшоном.
Надо сказать, что я и сам почти во всем черном. Так что мы с ними представляем одно мрачное пятно.

Прямо напротив меня сидит любопытная компания. Молодой человек со спадающей на глаза крашеной челкой цвета вороньего крыла. На нем несуразный, явно перешитый из чего-то другого, длинный черный плащ, ботинки с высокой шнуровкой и черные обтягивающие тонкие ноги джинсы. Белое только лицо, даже очень белое. Парень перегибается через неопределенного возраста и бомжеватого вида женщину. Ему пытается что-то объяснить на ломаном английском мужик с огромными рыжими усищами. Баба с фингалом под глазом крутит головой, то на парня, то на своего кавалера. Она совершенно не понимает, о чем они говорят. На ее опухшей морде придурковатая улыбка, на голове старая облезлая шапка из меха чебурашки. Усатый обнимает одной рукой эту дебелую тетку, другой жестикулирует для большей убедительности. На нем и на тетке одинаковые расстегнутые черные куртки-аляски, под куртками – ярко-красные балахоны с белой надписью «RED SEA DIVING».

Нет, это не дежавю. Хотя…

Октябрь, 1997 год.
01.30 pm


Я смотрю вниз из окна квартиры на пересечении 3-ей авеню и 47-ой улицы. Странно видеть среди стеклянных небоскребов маленький зеленый домик.

- Веня, а что это за двухэтажная Америка?

- Смит энд Волленски? Очень известный стейк-хаус, – Вениамин подошел к окну и взглянул мне через плечо, - Прикинь! Там у официантов на пиджаках вышиты звезды – от одной до четырех. Это как погоны в армии. Им их выдают за выслугу лет, кажется, или особые заслуги какие-то. В S&W обычно брокеры с Уолл-стрит обмывают свой первый миллион.

Веня загадочно улыбается и похлопывает увесистой пачкой, полученных сегодня чеков, себя по оджинсованному бедру.

- Кстати, нам тоже есть, что отметить.

«Деньги ляжку жгут в прямом смысле», - как-то не очень по-доброму шепчет во мне зависть.

Веничка Павловский продает янтарь. В основном по «телеку», через «магазин на диване». Несколько дней назад я был у него и видел программу кабельного телевидения, где протестантский священник, размахивая руками и раскачиваясь из стороны в сторону, что-то очень эмоционально рассказывал публике. Американские телеведущие говорят так быстро, что я абсолютно ничего не понимаю. Он с таким же успехом мог просто полоскать горло отваром ромашки, я понял бы ровно столько же.

- О чем он тарахтит?

Оля – бывшая москвичка, студентка МГУ, а ныне – ударница, сортировщица янтаря оторвала свой напряженно-пристальный взгляд от россыпи оранжевых камушков.

- Это слезы сосен из джурэсик пириад собирали русские дети под дулами автоматчиков кей-джи-би, чтобы заработать себе на кусок хлеба, - пытается синхронно переводить для меня Оля. Она подняла вверх увеличительное стекло, висящее у нее перед правым глазом. - Пряча камни у себя во рту, им удалось передать их моим братьям, которые проповедуют Слово в этой безбожной стране. Выручка от продажи этих камней времен динозавров, где застыли частички насекомых, будет направлена на помощь несчастным голодным детям в Сибирь.

Ясно, что Оля, как и все занятые на переборке, выбраковке, сортировке янтаря слышала это уже раз сто, если не больше. Телевизор в комнате, где работают девушки, не выключается никогда. Кому-то из работников поручено считать количество выходов программы в течение дня. Весь бизнес-процесс происходит здесь – в огромной квартире в центре Манхеттена.

- А батюшка-то – дарвинист! В динозавров верит. Эволюционист! Прости, господи! – я вспомнил такое умное слово.

- За двойные комиссионные он с радостью станет сатанистом или педирастом, – откликнулся на мое богохульство Вениамин.

- А как же голодные дети в Сибири?

- Это в Джерси сидят голодные «дети» - на кАбеле. Плюс этому поцу платить приходится. Мне только крохи остаются.

- А закупить? – продолжал возмущаться алчности контрагентов Веничка. - Привезти? - он получал мешки с янтарем из Польши и Таиланда. - Растаможить? Отсортировать? – уже полушепотом, покосившись на девчонок.

Несмотря на неподъемные накладные расходы, ему удалось всего за год превратиться из обычного торговца русскими сувенирами – матрешки с Горби, палехские шкатулки с «боярской свадьбой», командирские котлы - в серьезного бизнесмена с Манхеттена. Живое воплощение американской мечты.

- Я даже письмо Спилбергу написал, – рассказывал историю своего восхождения на бизнес-Олимп Веня. - Благодарственное. После его Jurassic Park все американцы двинулись на янтаре с застывшими букашками. Ты видел этот фильм? Там ученые якобы получили генный материал из комара, застывшего в янтаре. А комар этот сосал кровь динозавра. Вот они и смогли методами генной инженерии синтезировать и вырастить настоящего бронтозавра или ихтиозавра, черт их там разберет. Я сам-то фильм этот так и не успел посмотреть.

Действительно, отбоя не было от желающих приобрести камень с кусочком тела древнего кровососущего. Я стал свидетелем, как в венину квартиру-офис ввалился здоровенный мужик в широкополой шляпе, смешном пиджаке и сигарой во рту. До сих пор, такие образы я мог видеть только на карикатурах Бориса Ефимова. А где их подглядел сам Ефимов – фиг его знает, возможно, художника отправляли в творческие командировки в Хьюстон? Нет, действительно, настоящий техасский миллионер хотел купить самый большой на свете янтарь с гигантской буказявкой для своего сыночка – какого-нибудь Джейсона Айртона Шона Логана Дунган-младшего. Все камушки с кусочками стрекозьих крылышек и комариных ножек его просто возмутили. Подавай ему янтарный булыжник с целеньким скарабеем посредине.

- У меня таких камней нет, НО… Я знаю одного дилера на Брайтоне, у которого вы найдете то, что ищите. – Веничка написал на клочке бумажки адрес и с заговорщицким видом засунул его в накладной карман «ковбойского» пиджака.

Мужик чуть не расцеловал Вениамина и понесся к выходу, цокая скошенными каблуками расшитых сапог.

- Я ему адрес Мироныча дал. Он там целую фабрику открыл для таких «палеонтологов».

Мироныч – третий муж Вениной тети. Он в Америке всего полгода, но уже сумел сориентироваться. До эмиграции работал в одесском оперном театре рабочим сцены – унеси, принеси, прибей, открути. В общем, рукастый мужик. Посмотрел он на Веничкин бизнес одним глазком и тоже решил открыть свою контору по производству и продаже «янтаря». Скупил во всех магазинах hardware от Кони-Айленд до Кнэпп-стрит всю эпоксидку. Проблем с насекомыми в доме, где они с женой снимали квартиру, тоже не возникло.
Представляю, сколько нефтедолларов отслюнявил этот техасец за сортирную муху с блестящим зеленым брюшком, заживо залитую в эпоксидную твердь. Еще пару месяцев и Мироныч явно обгонит Веничку в списке Форбс.

- Так, что? Пойдем, пообедаем?

Я все еще стоял у окна и смотрел на крышу знаменитого стейк-хауса.

- Я, за!

01.55 pm

Выходим на сорок седьмую. Поворачиваем на West. Смит с Волленским остаются за спиной. Жаль, а я уже в мыслях «пилил» ножом с деревянной ручкой T-bone.



- Мы только к Мише забежим на минутку. Мне у него кеш нужно забрать.

- It's up to you, Вень.

Миша – это его, как здесь говорят, биологический отец. Он уехал в Штаты, еще в семидесятых. А Веня перебрался к нему три года назад, сразу, как только дембельнулся из армии. Отношения у них специфические. У Миши в Нью-Йорке уже давно была другая семья, сын – подросток. Веню он поселил у себя в квартире на Манхеттене, в комнате для стиральной машины, по сравнению с которой, чуланчик Роди Раскольникова показался бы пентхаусом. Папа явно намекал тем самым, что жилплощадь предоставлена временно. Веня каждый вечер разворачивал свой матрасик прямо на полу этой коморки и засыпал без задних ног. Отец не дал ему ни цента, так что приходилось крутиться весь день как белка. После двух лет стройбата на Вологодчине он не чувствовал особого дискомфорта, было просто обидно - у его младшего брата отдельная комната с компьютером, телевизором и плакатом The Empire Strikes Back на стене.

Через пару месяцев упорного труда Вениамин уже имел достаточный доход, чтобы снимать свой угол. Он начал с того, что стал торговать командирскими часами, советскими орденами и медалями. Американцы воспринимали их как своего рода трофеи холодной войны и охотно платили раз в десять больше, чем они стоили в России. В Бруклине Веня не захотел жить из принципиальных соображений. Пусть малюсенькая квартирка, но только на Манхеттене. И правильно сделал, а то его эта брайтонская трясина засосала бы. Сейчас же он может позволить себе такие хоромы, о которых папа-Миша даже и не мечтает.



А идти-то довольно далеко – в Гармент-дистрикт.

Это только первые дни ходить по Манхеттену забавно. От вида небоскребов захватывает дух. Невообразимая концентрация всяких чудаков, шум разномастной толпы и непрекращающийся рев сирен, нос с непривычки щекочет особый нью-йоркский духман - смесь запахов сигарного дыма, жареных орешков, хотдогов и пара, вырывающегося из городской преисподни. Потом, на все это очень быстро перестаешь обращать внимание. Мысли только о том, как бы поскорее преодолеть расстояние из точки Эй в точку Би. Вот так мы и идем – от перекрестка к перекрестку, переходя то стриты, то авеню, в зависимости от того, где загорелся WALK на светофоре. Можно было бы взять такси, но Вениамину захотелось немного размяться - он весь день сидел на жопе, разбирая инвойсы. А я-то к нему притопал примерно из этого же квартала или, по-нью-йоркски - блока. Я живу во-о-он в том доме, почти напротив Мэйсиса. Гармент – район, где сосредоточена модная индустрия Нью-Йорка. Так сейчас называется всякий бизнес по пошиву одёжки, и неважно, модная она или не очень, все равно – fashion industry. В этом словосочетании меня удивляет даже не столько слово fashion, тут, как говорится, дело вкуса; сколько - industry. Индустрия! Мне представляются коксовые батареи, раскаленные мартены, парящие градирни. А тут какие-то закупщики и перекупщики тканей, пуговиц, ниток и прочей косой бейки, закройщики, никому не известные модельеры. Через седьмую «фэйшн» авеню постоянно снуют парни, проталкивающие между застрявшими в пробке желтыми крайслерами вешалки на колесиках с болтающимися на них юбками, брюками, кофточками. До этого я думал, что вся одежда уже давно шьется в Бангладеш и на Филиппинах. Нет, если прислушаться, то в самом центре Манхеттена – между Таймс Сквер и Мэдисон-Сквер-Гарден до сих пор можно услышать стрекотание швейных машинок.



В доме на углу 36-ой и 7-ой в основном живут и работают представители этой самой fashion industry. Командует в доме по адресу 486 7th Ave жирный Энди. Он супервайзер – это что-то среднее между управдомом и завхозом. Совершенно мерзкий тип. Ужасно толстый, рыжий, с сережками в обоих ушах. В первую же ночь моего квартирования я во сне услышал писк двух миллионов комаров. Вскочил с кровати как ошпаренный, не смог сразу сообразить, что случилось, пока не заметил малюсенькую красную лампочку, мигающую под потолком. Писк исходил оттуда. Я вызвал по телефону Энди. Он, крайне недовольный, поднялся на лифте через несколько минут. Заспанный, в сером растянутом трикотажном костюме, с бейсбольной битой в руке. Зайдя в квартиру, он вдарил этой битой по датчику пожарной сигнализации. Тот сразу замолчал и перестал мигать. Затем толстяк стал принюхиваться, видно для того, чтобы учуяв запах табачного или иного дыма свалить вину за происшедшее на меня. Но ничего не унюхав, все равно стал ворчать на меня на смеси польского (Энди поляк), русского и английского за то, что я сам не смог отключить этот чертов датчик, да так разошелся, что заявил, мол, вечно от вас русских одни проблемы и почему-то припомнил мне Рокоссовского и Ярузельского. Я не стал ему говорить, что у меня тоже есть некоторые претензии к его предкам, просто заметил, что раз он такой, блин, патриот своей страны, так и работал бы где-нибудь на Гданьской верфи как некоторые, а не в Гармент-дистрикт. На что он жутко разозлился и стал поливать меня всякими польскими ругательствами, знакомыми мне еще из «четырех танкистов и собаки». Я тоже в долгу не остался, послал его чуть дальше Гданьской верфи и пожелал на прощанье обожраться бигосом и лопнуть.



Жирный педик протиснулся в дверной проем и хлопнул дверью так, что проснулись даже те, кого не смогла разбудить моя сигнализация.

В общем, с «управдомом» у меня отношения сразу не сложились. С соседями – «модельерами» только здороваюсь, встречаясь в лифте, около мусоропровода или в общей на весь этаж прачечной.
Я и к Вениамину хожу только потому, что кроме него и его сотрудников на Манхеттене мне по-русски, и поговорить-то не с кем. А по-американски я без акцента говорю только слово pizza. В общем, не хватает мне общения. Вот и ищу повод, чтобы зайти к нему в гости. То попрошу объяснить мне, как certified check выписать, то с договором аренды разобраться. Веня не против. Когда он бывает наездами в Москве, мы ему тоже помогаем, чем можем. Возим на машине по всяким Палехам да Гжелям.

А вот здесь я обедаю - через дорогу наискосок от моего дома. Кафе, ресторан, столовая? Даже не знаю, как это заведение и назвать. На вывеске написано Deli. Я сначала думал, что это ресторан индийской кухни, потом допёр, что deli от слова delicatesses. Зашел как-то раз – ничего, есть можно, хотя и не деликатесы, конечно. Теперь обедаю там каждый день, а иногда и ужинаю. На Манхеттене много таких заведения, где готовая еда продается на вес. Сам набираешь из мармитниц чего душе угодно, а на кассе взвешивают и говорят, сколько ты должен. Очень разумно. Жаль, что у нас пока таких столовок еще не выдумали. Сначала я брал блюда, которые до Нью-Йорка даже не пробовал: салат с макаронами - что-то типа нашего оливье; чаудер – белый густой суп с морепродуктами; картошку, запеченную в сливках; фрикадельки в томатном соусе; жареные бананы. Потом распробовал брокколи-чиз – это такой суп-пюре. Жареный лосось понравился – он здесь очень нежный.

На кассе этого deli работает соотечественница жирного Энди – милая мадам Валевска. Это я ее в шутку так называю. То пани Зося, то пани Крыся, то мадам Валевска. Как ее зовут на самом деле, я не знаю. Она смеется заливистым славянским смехом и отпускает мне за счет заведения либо суп, либо салат. Понятно, что пошловато заигрывать с теткой старше тебя лет на пятнадцать, однако это позволяет сэкономить 5-6 командировочных долларов в день. А деньги в этом городе нужны на каждом шагу – «no money – no honey», как говорит Винни по прозвищу Пух.

Продолжение

Subscribe

  • Селигерский рыбник

    Оригинал взят у kare_l в Селигерский рыбник Два года назад я предложил Ассоциации туризма Тверской области и администрации Осташковского…

  • Сочи! Будь Здоров!

    Первого мая я снова оказался в прекрасном Сочи. На этот раз внизу, у самого синего моря. Меня пригласила компания Ингосстрах на открытие новой…

  • Мясная сковородная селянка

    (Читать рецепт...)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Селигерский рыбник

    Оригинал взят у kare_l в Селигерский рыбник Два года назад я предложил Ассоциации туризма Тверской области и администрации Осташковского…

  • Сочи! Будь Здоров!

    Первого мая я снова оказался в прекрасном Сочи. На этот раз внизу, у самого синего моря. Меня пригласила компания Ингосстрах на открытие новой…

  • Мясная сковородная селянка

    (Читать рецепт...)